Путинский конституционный царизм в современной России

Путинский конституционный царизм в современной России

1 июля после того, как Россия “оправилась от коронавирусной пандемии”, страна проголосовала за пакет конституционных поправок. Представленные в январе Владимиром Путиным и расширенные в последующие месяцы Государственной Думой, 206 поправок объявлены в целях защиты российского суверенитета, защиты российской истории и повышения экономического благосостояния россиян.

Поправки также аннулируют полномочия нынешнего президента и позволят ему баллотироваться на переизбрание после окончания его нынешнего, четвертого срока и продлить его 20-летний срок на неопределенный период. “Сила России, – пояснил председатель Госдумы, говоря о поправках, – заключается не в нефти и газе, а во Владимире Путине”.

Российские книжные магазины с середины июня продают экземпляры “новой конституции”, как будто это свершившийся факт. Еще в марте глава Центризбиркома Элла Памфилова объявила поправки “уже законными” и высоко оценила усилия президента Путина по достижению “необязательной концепции народного одобрения”.

На вопрос о легитимности “пакетного” голосования в противовес голосованию по каждой отдельной поправке Памфилова сравнила российский конституционный референдум с обедом в ресторане с фиксированным меню. Если вы не любите свекольный салат, но любите борщ или отбивные, она предложила решить, стоит ли пропустить весь ужин или просто пропустить салат и наслаждаться борщом и отбивными.

Другими словами, выбора меню не было.

Всё или ничего

Цинизм Памфиловой вполне понятен: в России конституция редко являлась договором о добросовестном управлении между государством и народом. Скорее, она является инструментом укрепления навязанного порядка и дает юридический предлог для подавления инакомыслия.

Первой российской конституцией стала реакция царя Николая II на кровавую революцию 1905 года, которая потрясла самодержавие Романовых и поставила под сомнение его существование. Конституция 1906 года учредила Государственную Думу и предоставила гражданские свободы, в том числе свободу слова, печати и собраний.

Эти обещания были быстро заменены волной репрессий, которая заполнила тюрьмы и отправила тысячи людей на эшафот, часто без суда и следствия. Что касается Думы, то Николаю по его же собственной инициативе удалось распустить ее, что он делал дважды, разобравшись с оппозиционными группами и сделав себя снова абсолютным правителем России вплоть до падения монархии в марте 1917 года.

Это тоже интересно:  Почему Европа не откажется от российского газа?

Ни одна из последующих конституций советского периода не была ничем иным, как орудием пропаганды

Возьмем “ленинскую революционную конституцию”, провозгласившую диктатуру пролетариата “как новую политическую систему России”. Она была принята в разгар гражданской войны и описывала захват власти большевиками как проявление воли народа; тем самым она легитимировала национализацию частной собственности и объявила власть нового государства “не ограниченной никакими законами”.

Шесть дней спустя, 16 июля 1918 года, свергнутый царь Николай был убит вместе со своей семьей, что положило начало волне массовых репрессий, известной под названием “Красный террор”.

Или возьмите Конституцию Сталина 1936 года, провозгласившую успешное создание социалистического государства. Эта конституция, обещавшая всем полные гражданские права, включая остатки “ликвидированных” эксплуатирующих классов, фактически совпала с началом “Великого террора”, унесшего миллионы жизней, включая бесчисленное множество рабочих и крестьян, интересы которых якобы защищала конституция.

Но Сталин был не менее скрупулезен: юридические причины этой кровавой кампании – термин “враги народа” – были изложены в статье 132 этого документа.

Брежневский конституционный проект – не столь смертоносный, тем не менее, был еще одним упражнением в пустой риторике. Конституция 1977 года провозгласила наступление продвинутой фазы социализма, характеризующейся “широкой демократией” и “мирным сотрудничеством”, и стала прелюдией советского вторжения в Афганистан в 1979 году и продолжающихся репрессий против инакомыслящих.

Ельцинская Конституция 1993 года, написанная на руинах тоталитарного СССР, формально положила конец советской системе правления и превратила Россию в сверхпрезидентскую республику. Она отменила цензуру, провозгласила свободу совести и передвижения, восстановила право граждан на частную собственность.

Серьезно отклонившись от прежних конституционных проектов, Ельцин действительно защищал обещанные им гражданские права. Право на частную собственность, возможно, было огромным богатством для одних, а для других не более чем приватизацией крошечных квартир советской эпохи, но последнее десятилетие прошлого века было, пожалуй, самым свободным для россиян.

Это тоже интересно:  3 страны, где любят Дональда Трампа

К сожалению, сама Конституция была принята только после того, как Ельцин приказал танками стрелять в здание непокорного ему парламента, арестовал оппозиционеров, а затем распустил парламент, серьезно подорвав демократические намерения Конституции.

На основе этой Конституции 1993 года Путин построил свою “вертикаль власти”

Централизованную, нисходящую модель правления, в которой лоялисты назначаются на ключевые посты в судебной, законодательной и исполнительной ветвях власти. В 2008 году, когда пришло время покинуть пост президента из-за ограничений, наложенных действующей конституцией, он просто поменялся местами со своим премьер-министром Дмитрием Медведевым, который затем протолкнул конституционные поправки в Государственную Думу, изменившие продолжительность и ограничения срока пребывания президента на посту, чтобы в конечном итоге Путин мог вновь баллотироваться на пост президента.

Этот план вызвал массовые протесты среди населения и привел к подавлению независимых СМИ и оппозиции. В 2018 году, через четыре года после присоединения Крыма “для защиты интересов этнических русских”, Путин был избран президентом еще на шесть лет.

Новая конституция не только предлагает Путину путь к пожизненному правлению, “аннулируя” его предыдущий срок полномочий, но и предоставляет ему личный иммунитет, если он когда-либо уйдет с политической арены. Новая конституция нейтрализует все решения международных судов – последнее средство, с помощью которого оппозиция может оспорить внутренние решения, предоставив российскому законодательству приоритет над международными договорами и обязательствами, а также предоставляет дополнительные возможности криминализировать “плохих патриотов” с помощью таких преступлений, как “уменьшение роли народного героизма в защите родины”.

Что касается свободы совести, то брак конституционно определяется как союз мужчины и женщины, в то время как русских массово называют “народом государственности”, верным “памяти предков”, наделенным “верой в Бога” и неопределенными “идеалами”. Как и в случае со сталинской конституцией, образование детей сегодня является приоритетом государства, которое хочет воспитывать их в духе “патриотизма” и “гражданской активности”.

Это тоже интересно:  Какие страны могли бы поддержать Иран в войне?

Все это упаковывается в мешанину “социальных” изменений, большинство из которых уже существует в различных указах и федеральных законах. К ним относятся мандаты на установление минимальной заработной платы, ежегодная корректировка размера государственной пенсии, доступное по цене медицинское обслуживание и устойчивый экономический рост, достигаемый благодаря партнерству “солидарности” между народом и государством.

Эти изменения выглядели большими в рекламе, которая затопила пустое в остальном российское медиа пространство в попытке увеличить явку избирателей на “референдум” и отвлечь внимание от предложенного Путиным пожизненного правления и новых карательных мер.

Он мог бы достичь своих целей, как всегда, просто потянув за различные рычаги своей вертикали. Нет организованного сопротивления нынешнему порядку, страна стабильна, а военные лояльны.

Зачем тогда нужен этот затянувшийся политический спектакль по изменению Конституции?

Ответ может заключаться в амбициях Путина. По его расчетам, только по-настоящему великому лидеру удастся закрепить свои личные прихоти в Конституции. Полагаясь на Бога, которого он теперь включил в конституцию, Путин хочет править своими необъятными землями, считая себя отцом “народа победителей”.

И все же, если история извлечет из этого какие-то уроки, то эта попытка достичь величия продлится не дольше, чем ложные союзы и статуи, воздвигнутые всеми самодержавными правительствами, ибо они не достигают своей главной цели – улучшения жизни народа.

Путина, вероятно, будут помнить не как “отца великой России”, а как бывшего сотрудника КГБ, растратившего обещание перестройки на пустой, “постреалистический” режим, связанный с цинизмом и коррупцией. Как и его предшественники, он сумел протолкнуть свою “Конституцию свекольного салата”, но в один прекрасный день россияне могут решить, что хотят добавить в меню что-нибудь другое.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *