Победил ли Путин в Армяно-азербайджанской войне?

Победил ли Путин в Армяно-азербайджанской войне?

Благодаря решительному посредничеству в соглашении о прекращении огня между Арменией и Азербайджаном и развертыванию миротворцев в Нагорном Карабахе в течение нескольких часов, Россия, похоже, совершает впечатляющий геополитический переворот.

Москва добавила Азербайджан в список государств, которые активно действуют на Южном Кавказе, исключила Запад, и дала понять, что она остается доминирующей державой на Южном Кавказе.

Во время шестинедельной войны относительное доминирование России было предметом интенсивных спекуляций. Что мы можем узнать о мотивах и амбициях Путина, связанных с его новым влиянием в регионе?

Неужели Москва все время играла в долгую игру, выжидая, пока эти стороны конфликта достаточно ослабят друг друга, чтобы вмешаться и ввести новый региональный порядок? Или Россия была не готова к мощному вторжению Турции и изо всех сил пыталась определить красные линии?

Правда может лежать посередине. Столкнувшись с повсеместной войной по соседству, которая бросает вызов традиционным формам посредничества, Москва импровизировала, предприняв ряд тактических шагов, специально стремясь избежать чрезмерной ответственности.

Реальность на местах, а не мечты о неоимперской ностальгии

Это можно рассматривать как выражение прагматизма во внешней политике России, которая отдает предпочтение реальности на местах, а не мечтам о неоимперской ностальгии.

Некие договоренности с Анкарой были неизбежны, и в конечном итоге более полезны, чем эффективный многосторонний подход с разобщенными евроатлантическими игроками, с которым Россия расходится по ряду других вопросов.

Однако по мере развития конфликта перспектива полной военной победы Азербайджана вынуждала Россию протянуть руку помощи Армении. Кремль возродил предыдущий план, реализуемый с 2015 года, и неофициально названный “планом Лаврова” в честь его автора Сергея Лаврова.

В прошлом Путин не смог убедить стороны принять этот план, в частности, из-за того, что он предусматривал развертывание российского миротворческого контингента.

Это сопротивление было ослаблено результатами шестинедельной войны, которая опустошила Армению и привела к отвоеванию Азербайджаном не только четырех оккупированных территорий вокруг Нагорного Карабаха, но также символического и стратегически удобно расположенного города Шуша.

Это тоже интересно:  В каких странах размещено больше всего военных баз США

Почему Баку не приступил к завершению операции – это вопрос, который будет много обсуждаться в ближайшие годы. Нежелание Азербайджана было, по крайней мере в краткосрочной перспективе, смягчено действиями, предпринятыми в течение нескольких недель после вывода армянских войск со всех оккупированных территорий (которые президент Ильхам Алиев назвал главной целью войны), а также долгожданным сухопутным соединением с Нахичеванью.

Сохранение открытых вариантов действий

Крупномасштабная миротворческая операция, развернутая в течение нескольких недель, возможно, не входили в повестку дня Кремля, когда разразилась война. Однако, когда были устранены менее “затратные” альтернативы, Москва приняла решительные меры, чтобы избежать последствий, которые могли бы оказаться еще более невыгодными для ее положения в регионе.

На начальном этапе конфликта реакция России была скромной: формальные призывы к сдержанности и совместное заявление с сопредседателями Минской группы Францией и США.

Президент Владимир Путин также напомнил журналистам, что гарантии безопасности Армении не распространяются на армян в Нагорном Карабахе, и оставил надежды Армении на более решительное вмешательство России.

Многие надеялись, что подписанием режима прекращения огня 10 октября Кремль завершит свою работу. На тот момент война длилась 14 дней, что уже было значительным увеличением ее продолжительности по сравнению с “четырехдневной войной” апреля 2016 года, но все еще, казалось бы, коренится в той же самой парадигме ограниченных операций, направленных на частичный возврат территории, или в том, что аналитик Нику Попеску называет “тактикой салями” Азербайджана, направленной на поэтапный возврат Нагорного Карабаха.

Прекращение огня при посредничестве России, соблюдаемое противоборствующими сторонами, было бы оптимальным исходом для Кремля. Однако осознание того, что игра изменилась, пришло в течение нескольких часов, после нарушения перемирия.

Всего через несколько дней азербайджанцы прорвалось вглубь южного фланга армян, что еще раз подтвердило то, что эта война приведет к кардинальном изменениям.

Надежды на реальное прекращение огня, по-видимому, развеялись, и последующая реакция России является показательной.

Это тоже интересно:  Почему запасы нефти и газа Сирии так важны для России?

Примерно 20 октября небольшие российские военные базы были созданы недалеко от границ Армении, что можно было бы истолковать как (очень запоздалое) выражение поддержки Армении, но также оставило открытыми альтернативы на случай продолжения боевых действий. 26 октября Россия также нанесла авиаудары по Сирийской национальной армии Файлак аш-Шам, в результате чего погибло около 80 человек, что стало своего рода сигналом Турции о том, что размещение сирийских наемников на Южном Кавказе является “красной линией”.

В первую неделю ноября, когда Азербайджан готовился к операции по захвату Шуши, некоторые положения трехстороннего соглашения, которое должно быть подписано, уже были определены и просочились в СМИ.

Успех операции в Шуше стал основным козырем, позволившим президенту Алиеву возобновить переговоры, сохранив Шушу и график вывода армянских войск в качестве исходной позиции.

Трехстороннее соглашение не лишает Азербайджан победы

Трехстороннее соглашение можно рассматривать как способ сократить последствия войны. Оно не лишает Азербайджан победы.

Точно так же соглашение сделало провал Армении менее сокрушительным, но отложило обсуждение основных проблем Армении – статуса остальной части Нагорного Карабаха – на неопределенное будущее.

Вмешательство России не помешало Турции войти на Южный Кавказ в качестве субъекта безопасности, но до завершения переговоров о масштабах и местонахождении турецких военных наблюдателей оно сдерживает их. Таким образом, вмешательство России гарантирует, что регионализация конфликта будет происходить в условиях, более благоприятных для Москвы, и Путин пойдет на уступки Турции, только когда это будет необходимо.

Однако крупномасштабная миротворческая операция в Нагорном Карабахе – серьезная эскалация обязательств России. Это не предпочтительная стратегия страны-гегемона.

Гегемонии, как правило, действуют менее прямым образом: они обеспечивают коллективную безопасность, в первую очередь предотвращают конфликты, предоставляют привлекательную помощь и торговые соглашения, а также убеждают подчиненных соблюдать свои правила. Хотя это может показаться противоречивым, российское вмешательство представляет конец гегемонии.

В среднесрочной перспективе продление миротворческого мандата России станет непропорциональным пунктом ее двусторонней повестки дня с Ереваном и Баку, предположительно в связи с противоречивым давлением за и против его продления со стороны Армении и Азербайджана, соответственно. Устранение трений с каждым государством и поддержание дружественных отношений с ними обоими станет серьезной проблемой для российской дипломатии.

Это тоже интересно:  Как в Европе используют коронавирус в качестве политического инструмента

Трехстороннее соглашение спасает будущее отношений Москвы как с Ереваном, так и с Баку

Это важно, потому что Кремль уже давно определил свои намерения в этом конфликте отказаться от выбора стороны для сохранения долгосрочного влияния как в Баку, так и в Ереване.

Выступая против полного уничтожения непризнанной юрисдикции Армении в Нагорном Карабахе, трехстороннее соглашение спасает будущее отношений Москвы с Ереваном. Однако, сохраняя “урезанный” Нагорный Карабах, в который бывшие жители могут не чувствовать стимула возвращаться, и предоставляя пятилетнее право вето как Баку, так и Еревану на продление миротворческого мандата, он также не приносит в жертву отношения Москвы с Баку.

Действия России в армяно-азербайджанском конфликте примечательны не только своей долгосрочной стабильной игрой, но и тактической гибкостью. В этом подходе всегда использовалось множество различных инструментов и механизмов, которые Путин использует в ответ на определенные политические возможности и риски в конфликте, который он не контролировал и, в котором старался не становиться прямой стороной.

Теперь мы можем сказать, что у него есть этот контроль. Проверкой будет то, сможет ли он избежать принятия чьей-либо стороны, и сможет ли он сосредоточиться на более важной цели – поддержании жизнеспособных отношений как с Арменией, так и с Азербайджаном.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *