Почему полиция Азии проигрывает в войне с наркотиками?

Почему полиция Азии проигрывает в войне с наркотиками?

Времена мелкомасштабных изъятий наркотиков в Таиланде давно прошли.

По крайней мере, с 2017 года в число таких изъятий входила партия, состоящая нескольких миллионов таблеток Яба и грузовики, загруженные кристаллическим метамфетамином высокой чистоты, весом в сотни килограммов и часто превышающим тонну.

Но даже по стандартам новых норм Королевства Таиланд количество обнаруженных наркотических средств последнего рейда был ошеломляющим даже для опытных полицейских.

12 ноября спецслужбы доставили полицию на склад в провинции Чаченгсао, недалеко от аэропорта Суварнабхуми в Бангкоке, где они нашли огромный тайник с кетамином, или “Супер К”, все более популярным галлюциногенным наркотиком в Восточной Азии.

При весе более 11,5 тонн и розничной стоимости около $1 млрд это было самое крупное изъятие незаконных наркотиков в истории страны, которая с 1950-х годов являлась основным транзитным маршрутом для ввоза наркотиков из Мьянмы.

Этот беспрецедентный рейд высветил две проблемы наркокризиса, о которых правительства стран региона хорошо знают, но никогда не смогут позволить себе публично признать его.

Во-первых, штат Шан в Мьянме – крупнейшая административная единица страны, фактически превратилось в особую экономическую зону (СЭЗ) для промышленного производства контрабандных наркотиков. Наркотическая спираль в Шане действует вне досягаемости местных или международных правоохранительных органов.

Война с наркобизнесом в Азии полностью проиграна

Другая проблема заключается в том, что за впечатляющим фасадом хорошо финансируемой национальной антинаркотической бюрократии, международных конференций и официальных обязательств по активизации сотрудничества, война с наркобизнесом в Азии полностью проиграна.

Победителями стали хорошо организованные международные профессиональные преступные картели, которые продолжают диверсифицировать и расширять свою деятельность, коррумпируя и подрывая любые государственные механизмы для принятия серьезных ответных мер.

По крайней мере, часть “улова” из Чаченгсао, упакованные как безвредные химикаты, направлялась из Бангкока на Тайвань. Полиция Тайваня предупредила своих тайских коллег о прибытии наркотиков на склад.

Это тоже интересно:  Как предотвратить повторение такой пандемии, как коронавирус?

Они изъяли 300 кг кетамина на Тайване.

По данным властей, склад арендуется с июля этого года гражданином Таиланда из провинции Чианграй – части так называемого “Золотого треугольника” (Таиланд, Лаос и Мьянма).

Высокопоставленные представители тайского наркоконтроля почти сразу подтвердили, что кетамин производился за границей в штате Шан. Где именно в огромном горном регионе, составляющем почти четверть всей территории Мьянмы, вероятно, никогда не будет известно.

Арест посредника в Чианграе до захвата склада полицией с телевизионщиками, возможно, позволил бы получить достоверную информацию о том, кто и где производил синтетический наркотик. В данном случае хорошая работа полиции была омрачена склонностью их начальников “праздновать” масштабные изъятия в СМИ в прайм-тайм.

Обеспокоенный информационным бумом, посредник покинул город и остается на свободе.

Однако в некотором смысле информация о том, где были произведены последние партии кетамина, представляла бы только “академический” интерес.

Тайские власти Управления Комитета по контролю над оборотом наркотиками (ONCB) уже имеют гигабайты данных, используемых в основном их международными партнерами, которые содержат сведения судебно-медицинской экспертизы по типам наркотиков и лабораториям производителей по всему Шанскому региону.

Объем производства наркотиков в штате Шан оценивается в $61,4 млрд в год

По данным региональных отделений Управления Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности (УНП ООН) в Бангкоке, растущая волна незаконного производства, сосредоточенная в Шане, в настоящее время оценивается в $61,4 млрд в год.

Резкий рост объема, растущая диверсификация и все более стандартизованная чистота производства наркотиков – все это отражает радикальные изменения в торговле “зельем” в  штате Шан.

Производство героина в хижинах в джунглях в 1990-х годах, превратилось в крупномасштабные промышленные предприятия, которыми управляют изощренные преступные компании, обслуживающие расширяющиеся и все более глобализированные рынки.

Возглавляемые опытными химиками, часто из Тайваня, новые производственные центры финансируются и управляются постоянно меняющимися картелями этнических китайцев, базирующихся в том, что они называют “треугольником Гонконг-Макао-Гуандун”.

Это тоже интересно:  15 стран, где гомосексуализм запрещен законом

По словам Джереми Дугласа, главы УНП ООН в Бангкоке, рост производства наркотиков картелями в штате Шан был изначально спровоцирован широкомасштабной и согласованной атакой на производителей метамфетамина во всем Юго-Восточном Китае, которая началась в 2014 году.

“До этого Китай был крупнейшим производителем метамфетамина в Азии”, – говорит он. “Затем мы видим резкий спад в Китае и устойчивый рост в Шане”.

Производство наркотиков на безопасных холмах северо-востока Мьянмы резко возросло

Неслучайно объем изъятий метамфетамина в лабораториях Юго-Восточной Азии снизился в последующие годы, особенно в Малайзии, Индонезии и на Филиппинах, поскольку производство на более безопасных холмах северо-востока Мьянмы резко возросло.

В контексте хаотической военной и административной раздробленности штата Шан – зоны беззакония, восточноазиатские наркосиндикаты , занимающиеся незаконным оборотом наркотиков, в основном вкладываются в две категории местной вооруженной защиты.

Первая состоит из этнических вооруженных формирований, базирующихся к востоку от реки Салуин и находящихся в стабильных договоренностях о прекращении огня с национальными вооруженными силами Мьянмы, или “Татмадау”.

Объединенная армия штата Ва, контролирующая обширную территорию между рекой Салуин и границей Китая, является самой крупной и самой мощной в военном отношении группировкой.

Имея постоянную армию численностью около 27 000 обученных и хорошо оснащенных военнослужащих, ее вооруженные силы достигли такого высокого уровня, который исключает любые действия правительства против нее в обозримом будущем.

Армия Национального демократического альянса, базирующаяся в городе Монг Ла, контролирует территорию вдоль самой восточной границы с Китаем.

Она обеспечивает доступ к реке Меконг и порту Соп Луи в Мьянме, недалеко от Лаоса, что облегчает перемещение широкого спектра товаров, включая наркотики и химические прекурсоры (вещество, участвующее в реакции, приводящей к образованию наркотика), а также транспортные средства, оружие и др.

Это тоже интересно:  5 стран, где женщины не могут передавать гражданство своим детям

Наркокартели Шаня диверсифицируют свой бизнес

Расширяя производство героина в 1990-х годах, а затем стимуляторов метамфетамина, картели Шаня, похоже, уменьшили свою роль в прямом производстве в пользу других потенциально прибыльных бизнесов, в частности аренды недвижимости и частной охраны.

Подтверждение этого было получено на Тайване в августе этого года после крупной операции по борьбе с наркотиками, в ходе которой с корабля было изъято 645 кг кристаллического метамфетамина и 395 кг героина.

Старший прокурор, цитируемый местными СМИ, заявил, что задержанный во время ареста крупный тайваньский наркоторговец “был известен тем, что покупал наркотики в Юго-Восточной Азии и (предположительно) летал на военных самолетах или вертолетах в Золотой треугольник”.

Высокопоставленный сотрудник антинаркотической разведки отверг возможность того, что военные Мьянмы могут обеспечить доставку тайваньского наркоторговца по воздуху.

Источники также отметили, что в последние два-три года он участвовал в незаконном обороте и, возможно, даже в производстве химических прекурсоров, потенциально очень прибыльном бизнесе, который препятствовал текущим усилиям по прекращению притока прекурсоров в штат Шан.

Поскольку в регионе нет известных производств, которые могли бы нуждаться в этих химикатах для их законного использования, “необъяснимый объем” импорта, по-видимому, предназначен для производства химических прекурсоров, необходимых для производства метамфетамина, или, возможно, для производства других синтетических наркотиков.

В разведывательных кругах считается, что эти специальные химические вещества, импортируемые из Китая и Лаоса через другие страны региона Нижнего Меконга, используются для производства прекурсоров.

Это мнение подтверждается анализом разведывательных данных, которые отражают значительный рост производства кристаллического метамфетамина в Шанском регионе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *